Глава 19. Неожиданная встреча с будущим мужем

На дворе стоял жаркий август 2014 года. К этому времени я приняла решение уходить из авиакомпании. Мое заявление было одобрено Беллой, хотя и вызвало поначалу массу вопросов и недоумение. Меня не хотели отпускать. Еще 5 лет назад я не могла представить, что решусь уйти из компании, которая открыла мне двери в мир и дала возможность стать профессионалом. Шел девятый год моей работы в авиакомпании. За эти годы, из девочки-бортпроводницы, я выросла в специалиста очень сложного и узкого направления. Я стала мамой. Меня считали одним из немногих специалистов в стране, кто разбирался и имел опыт в кризисных коммуникациях. Я научилась достойно справляться с многочисленными скандалами в Интернете, которые были неотъемлемой частью быстроразвивающейся огромной компании, обслуживающей ежедневно миллионы пассажиров по всему миру.

 Люди порой были недовольны сервисом, рейсы часто задерживались или отменялись, самолеты ломались, аварийные посадки совершались, багаж терялся и так далее. Каждый день я и еще пара коллег разгребали сотни жалоб с Интернете. Среди них был и хейт, и провокации, и оскорбления, часто переходящие на личность. Для меня стало нормальным видеть каждое утро очередное ругательство на официальных страницах компании. Я старалась не реагировать и вежливо отвечать всем, но иногда эмоциональное выгорание брало верх, и я могла ляпнуть что-то такое, что провоцировало вселенскую ненависть ко мне и прямые угрозы.  Я стала уставать от того, что первым уведомлением с утра на корпоративном компьютере всплывало: «Вы скотская авиакомпания. А ваши сотрудники, особенно иностранцы, — жирующие уроды, летающие в отпуска за счет простых людей».  Я перестала замечать добрых и благодарных людей вокруг.

К тому моменту Петров осознал, что я, сама того не подозревая, создала невидимое оружие против него. Меня стали читать тысячи людей, среди которых были журналисты, политики, юристы. Я ему никогда не угрожала этим, но как истинный нарцисс, для которого важно создавать образ прекрасного и успешного человека, он стал опасаться моей публичности. Он боялся, что в одном их своих постов о жизни я расскажу о том, как он и его окружение обманули меня, кинув на 6000 долларов, и что вообще вытворяли со мной и ребенком. Сначала он предложил мне еще раз подумать о том, чтобы взамен на возвращенные мне деньги, я подписала отказ от родительских прав на Георгия. Секунду спустя, глядя на мое исказившееся от злости лицо, он быстро «переобулся» и сказал, что будет по частям и по старому курсу возвращать мне деньги. Он видел, что у меня есть общественная поддержка (фанаты) и больше нет той изоляции, созданной им в доме на горе. 

Честно говоря, я уже давно смирилась с потерей этих денег, но периодически припоминала ему, что он обыкновенный аферист, строящий из себя олигарха. Его очень злили мои слова и в конце концов я получила назад около четырех тысяч долларов, потеряв на разнице в курсе. Нарцисс всегда остается в выигрыше, такова его сущность.

Эти деньги я положила на депозит. Были еще накопления. К тому же меня стали часто приглашать провести тренинги для других компаний, где хорошо платили. Можно сказать, что эмоциональное выгорание, накопления, свое жилье и предложения о собственных проектов подтолкнули меня на мысль об увольнении, но нет. Были еще две очень важные причины. Первая – это то, что Петров манипуляциями и давлением заставил меня возить ребенка в садик, который был очень далеко от моего дома и работы, но в 5 минутах от него.  Петров вообще в те годы диктовал все условия, и я покорно мирилась с ними, лишь бы сын не видел наших скандалов. Так как фактически Петров свалил всю заботу о сыне на свою сестру, то меня он заставлял принять, что теперь ребенок будет ходить в тот садик, куда сестра водит своего ребенка. И на хоккей, куда эта же самая сестра опять же водит своего ребенка. Мои доводы о том, что 3 будних дня из 5 я должна возить сына по жутким пробкам в другой конец города, его не трогали. И что ребенку не нравится такой агрессивный вид спорта, как хоккей, его тоже не волновало. Петрову всегда было наплевать на чувства и желания сына. Биологическому отцу объективно насрать на то, что будет лучше для ребенка. Не подумайте, что я пишу под воздействием эмоций, как обозленная «брошенка». На самом деле в этой книге я стараюсь максимально объективно описывать события тех лет.  Я пишу то, как это было. Правду.

Петрову было очень удобно свалить всю заботу о сыне на родственников. Человек, который пользовался всеми вокруг, который вырвал ребенка из спокойной жизни с мамой, но ни капельки не давал искренней заботы сыну. Продолжались его байкерские туры по несколько месяцев, загулы с женщинами, пьянки, при этом власть над трофеем-сыном и надо мной сохранялась стабильно. Чаще всего на удаленке, как сейчас это принято говорить.

Я решила уйти с офисной работы по стандартному графику. У меня было желание больше времени проводить с сыном. В отведенные мне дни я хотела гулять с ним по горам, кормить уток и гусей в парке, кататься на роликах. Я видела, как сквозь пальцы утекает золотое время его детства. Усталость от бешеного графика, постоянные кризисы в авиации, огромное давление и ответственность не позволяли мне насладиться материнством. Мое общение с сыном было урезано Петровым. Я хотела выиграть время, закончив работать в офисе и начав консалтинг с более гибким графиком.

Вторая причина была связана с тем, что я начала влюбляться в одного из руководителей авиакомпании. Человек был старше меня, женат и жутко напоминал мне моего чернобрового отца. Мы недолго тайно встречались, но я решила порвать с этими больными отношениями. Мы пытались расстаться, но он все равно выходил со мной на связь. Мы часто работали над общими проектами. Я хотела порвать с ним как можно быстрей, так как мне осточертело жить во лжи.

Заявление о моем уходе было подписано. Я не грустила и была готова идти дальше. Я передавала коллегам все дела. Впереди меня ожидала поездка на остров Бали, где я планировала побыть наедине с собой и передохнуть от моих сложных рабочих будней.  В дальнейших планах было открыть собственное агентство по коммуникациям. Клиенты и проекты ждали меня, страхи отступили. Настроение было боевое.

В один из августовских дней, а точнее 20 августа 2014 года, совершенно неожиданно случилось знаменательное для всей моей дальнейшей жизни знакомство. Это был день нашей первой встречи с будущим мужем. Я допивала кофе в офисе, никуда не торопясь, несмотря на конец рабочего дня. Сын был у Петровых, бежать в садик мне не нужно было. Около шести вечера мне позвонила коллега и попросила спуститься на первый этаж к главному входу, где на бетонных ступеньках сидел мужчина с маленькой девочкой на руках.

Коллега сбивчивым голосом утверждала, что если ему не помогут, он будет требовать встречи с президентом авиакомпании, а если и тот не поможет, то мужчина останется сидеть на лестнице всю ночь с маленькой дочкой на руках.

Я долго не могла понять, что именно происходит и зачем зовут меня. Я знала, что в рамках социальной ответственности компания дает бесплатные авиабилеты для детей, которым требуются операции за пределами Казахстана, но для их получения необходимо предоставить список документов и ждать ответа. Это делала коллега в моем отделе, но не я.  Однако люди в компании часто обращались именно ко мне, считая, что я многое могу решить и у меня доброе сердце. За годы работы в офисе я сделала много благотворительных проектов, в том числе собирала и отвозила игрушки, одежду, памперсы для детей, рожденных в колонии поселении под Алматы. Той самой, где сидела моя мама. Вязала с другими девушками носочки для новорожденных детей с экстремально маленьким весом. Сопровождала детей на сложные операции в другие страны и поддерживала незамеченные основной социальной программой компании просьбы людей.

Рождение Георгия сделало меня мягче, добрее и я стала помогать детям, матерям и вообще тем, кто нуждался. Но я неизменно оставалась травмированным человеком, обозленным и обиженным, склонным к манипуляциям, зависти, притягивающим «плохишей» в свою жизнь. Только этот августовский день подарил мне шанс стать другой:  счастливой, гармоничной и здоровой.

«Как я могу ему помочь? Это мои последние дни в этой компании. Я увольняюсь и уже не в силах кому-либо помочь» — думала я, но, выдохнув, решила выйти на улицу и выяснить, что случилось. Спустя год я понимаю, что, не выйди я тогда к этому человеку, не было бы у меня сейчас семьи, не излечилась бы я от душевных ран, не вышла бы из созависимости, не смогла бы отстоять право быть мамой моему сыну и нечего было бы вам рассказывать.

Когда я вышла на улицу из офиса, то увидела мужчину-казаха лет 35-ти, сидевшего на бетонных ступеньках около клумбы с цветами.  На руках он держал 2-летнюю девочку. Мужчину звали Бахыт, а дочку Фатима. Бахыт плохо говорил на русском языке и мне переводили историю о том, как он сюда попал и почему он просит помощи в такой категоричной форме.

История Бахыта одновременно и трагична и наполнена силой духа. Он приехал в Алматы из поселка под городом Сары-Агаш, где его здоровой дочке в раннем детстве сделали прививку. Вакцина оказалась некачественной, дала осложнение и вскоре ребенку поставили диагноз Детский Церебральный Паралич (ДЦП). Теперь маленькая Фатима не может сидеть, стоять, ходить, есть, но несмотря на это у нее был удивительно проникновенный взгляд, и она часто улыбалась… Глазами… Было видно, что дочка сильно привязана к отцу, а Бахыт без ума любит свою малышку. Из рассказа я поняла, что мама девочки осталась с младшим ребенком в поселке.  Небольшое отступление – я считаю, что делать прививки очень важно, только необходимо добиваться от правительства закупки качественных вакцин и не допускать халатность медперсонала. У моего сына есть все прививки и то, что случилось с Фатимой, не заставило меня стать противником вакцинации. Случай с девочкой, которую я увидела на пороге офиса – трагическое стечение обстоятельств.

Бахыт сказал, что не опустит руки и всеми силами попытается восстановить здоровье дочери, а еще отец хотел добиться справедливости. Он получил квоту на реабилитацию в столичном медцентре, а параллельно общался с прессой, чтобы рассказать о халатности, которая сделала его дочь и еще нескольких детей – инвалидами. В этот раз, по дороге в Астану (нынешний Нур-Султан), Бахыт заехал в Алматы, где в эфире одного телеканала рассказал о своей беде. Пока Бахыт давал интервью, он не рассчитал время и опоздал на поезд в столицу.  Не найдя возможность уехать другим поездом (не было билетов), мужчина приехал в аэропорт, но и тут все оказалось сложно. Каникулы и пик отпусков. Билетов на этот день не было, да и денег у Бахыта было всего 10 000 тенге (около 50 долларов по тем временам). Этого не хватало ни на авиабилет, ни на ночь в гостинице. Выслушав этот рассказа, я поняла, что мужчина действительно оказался в трудной ситуации, и решила ему помочь.  На своих страницах в соцсетях я организовала сбор денег на авиабилет, начала поиск ночлега для Бахыта и его малышки.  Начала поиск ночлега и транспорта в Астане до больницы. Оказалось, вокруг меня было очень много добрый людей. За пару часов мне на карточку скинули достаточное количество денег на покупку авиабилета (вылет только на следующий день), я тоже дала около 20 долларов. Одновременно с этим сбором мне позвонил человек, готовый приютить на ночь моего подопечного. Он прочитал о Бахыте в моем Twitter- аккаунте. Какой у звонившего был голос…. Бархатный, уверенный в себе, очень вежливый и при этом четко формулирующий план помощи. Кажется, я влюбилась тогда в этот голос и созданный моим воображением образ.

Я представила в своей голове красивого высокого мужчину. Он сказал по телефону, что работает программистом и сейчас у него рабочее время, поэтому я могу привезти Бахыта и дочку ближе к 9 часам вечера, то есть через несколько часов.   Я согласилась, и мы пошли с коллегами в столовую около офиса, чтобы накормить Бахыта и девочку, заодно скоротав время ожидания.  С этого звонка начинается история нашей семьи. Звонившего звали Георгий, также (так же) как и моего сына.

Когда я привезла Бахыта и Фатиму к Георгию домой (он жил около аэропорта), то удивилась, насколько отличается образ, который я нарисовала в своем воображении, от реального человека. Бархатный, очень мужской и сексуальный голос принадлежал худощавому сутулому молоденькому парню, вышедшему в мятой майке болотного цвета с надписью «Камчатка». Отдавая Георгию билет Бахыта на завтрашний утренний рейс, я улыбалась. 100 % противоположность мужчины моей мечты. Только Георгий сохранял уверенность и даже не заметил моих ухмылок.

Несмотря на то, что Бахыт говорил только по-казахски, они поняли друг друга и весь вечер беседовали за чашкой чая. Утром Георгий проводил мужчину с девочкой на самолет. Я тоже присоединилась к проводам, так как была около аэропорта в это время.  Перед вылетом Бахыт подарил Георгию фото. На нем папа с дочкой счастливые и веселые. Возвращаясь из аэропорта и неспешно прогуливаясь вдоль аллеи, мы болтали с моим новым приятелем о том о сем. Парень рассказал мне, что его родители недавно переехали в Канаду, а он сам не поехал, так как решил жениться на девушке из Алматы. Сказал, что уже давно работает программистом и сейчас делает проект для иностранной компании. Георгий увлеченно говорил о том, как организовал ивент для предложения руки и сердца своей девушке. Он нанял частный самолет, они летали над городом, а потом ужинали в красивом дорогом ресторане, где он преподнес ей кольцо с бриллиантом. Слушая этот рассказ, во мне бушевали разные чувства: зависть, удивление, смущение.  Я завидовала той незнакомке, ради которой мужчина поднял в небо частный самолет. Ради меня мужчина, которым я бредила последние пять лет, поднимал только трубку телефона, чтобы набрать знакомого следователя или прокурора, и затем меня увозили в полицию, а не в красивый ресторан.  Удивлялась я тому, что Георгий выглядел как студент без денег, но смог сделать такое предложение. Он совершенно не показывал и не упоминал, что хорошо зарабатывает.  А смущалась я оттого, что влюбилась в этот голос и эту доброту, но он вот-вот женится на другой. Он проводил меня до офиса. Я решила, что таких добрых идеальных парней не существует и в нем тоже есть какой-то подвох. Я не умела доверять людям.

 Вскоре я закончила работу в авиакомпании и улетела одна на Бали. Сын остался с родственниками Петрова.  Моего женатого поклонника я везде заблокировала. Тем временем Георгий старший (так я буду называть моего мужа в дальнейшем во избежание путаницы с сыном) вовсю строил свою личную жизнь. Они стали вместе жить со своей невестой и изредка, по-дружески, Георгий комментировал мои посты в социальных сетях.  На ближайшие полгода мы стали просто виртуальными друзьями, с разными приоритетами и планами на жизнь, даже не думая, что когда-то поставим подписи в ЗАГСе и нас объявят мужем и женой. 

Аватар

Опубликовано автором:

Анастасия Шестаева (Ивкина)
Занималась PR-проектами и интернет-продвижением авиакомпании Air Astana. В данный момент являюсь независимым консультантом по кризисным коммуникациям и SMM-стратегии. Организатор первых официальных слетов Almaty Spotting Club. Идейный вдохновитель и автор нескольких репортажей на Voxpopuli.kz.

Похожие статьи:

Наверх