Глава 19. Рождение нашей семьи

Казалось бы, вот мы и подошли к 19-й главе, где я по сценарию могла бы стать счастливой. Мы бы с вами закончили наше общение на словах: «И жили они долго и счастливо, пока смерть не разлучила их». Я действительно встретила своего принца. Я стала женой человека, который безумно любит меня и отлично ладит с моим сыном.  Он хорош собой, не беден, щедр и благороден. Я больше не одна на этой земле, но счастливой развязки моей жизненной истории в этой главе не будет.

Следующие несколько лет моей жизни станут самыми «плодотворными» на потрясения. И если моя история, рассказанная ранее, плюс-минус похожа на тысячи других историй девочек из бывшего СССР, выросших в неблагополучной среде, то жизнеописание последующих лет потянут на приключенческий триллер. Автором этого сюжета оказалась я сама. Я принимала решения, а они создавали реальность. 

Начало и дальнейшее течение совместной жизни с Георгием не были идеальными и безоблачными. Вот образ нашей пары, созданный мной в социальных сетях, был таковым, а реальность нет. Я зашла в эти отношения созависимым человеком, незнающим собственные границы, неумеющим по-настоящему любить и непонимающим, как реагировать на проявление заботы и доброты. У Георгия тоже были свои особенности.

Я осталась прежней Настей с травмированной психикой и никакого чудесного чуда рядом с принцем произойти не могло. Наоборот, я прикладывала колоссальные усилия, чтобы принца превратить в чудовище. Подсознательно я хотела привести его к понятному мне поведению: агрессии, безразличию, изменам, пьянкам. Другого мое израненное сознание признавать не хотело. Меня пугала нормальность моего партнера.

Долгое время меня многое раздражало в нем. Я не понимала почему это происходит со мной. Не знала, как справиться с этим. Я не хотела разрушать эти отношения, а перестать их портить не могла. Вот Георгий играет в компьютерные игры: «Фу, слишком детское развлечение!»  Сегодня весь день программирует и не выходил из дома: «Ботаник!» А сейчас заблудился по дороге в больницу: «Что за слабость и беспомощность!»

Никакого право на ошибку. Никакого уважения к личному пространству. Контроль и манипуляции. В свое оправдание могу сказать только одно – я влюбилась в него. Я дарила ему заботу и тепло абсолютно искренне, перемешивая это с переделыванием его личности под мои странные стандарты.

Еще раз повторюсь, и это очень важно. Я делала многие вещи, сама не осознавая причин моего поведения. Жизнь в спокойной атмосфере мне была незнакома. Мне хотелось вернуть все как было во времена моего одинокого детства с отцом-алкоголиком.

Что же касается бытовых вопросов, то и тут пришлось привыкать. До замужества я несколько лет жила одна с сыном. Наш быт был понятен, и я строго охраняла с трудом отвоеванную у Петрова мою личную территорию и свободу. Мне было очень трудно кому-то позволить вмешаться в это хрупкое и созданное на руинах пространство.

После встречи с Георгием многое пришлось поменять в нашей с сыном жизни. Малыш больше не перебирался ко мне в кровать среди ночи, как это было все его 4 года жизни. В те дни, когда ребенок был с родственниками биологического отца, я не ходила с подружками в кафе, а посвящала время мужу. Теперь нас стало четверо в семье: Георгий старший, я, Георгий младший и лабрадор Юкки, которого муж приобрел задолго до встречи со мной.

Я заботилась о моей ставшей вмиг такой большой семье: стирала, убирала, организовывала уют.  Мне это нравилось. Я стала меньше убиваться на работе. К тому моменту я непрерывно работала с 14 лет. Большую часть моей сознательной жизни я была рабочей лошадью, став женой Георгия, я впервые в жизни почувствовала, что не умру с голоду, если не выйду завтра на работу. Я доверилась ему и расслабилась. Мне хотелось хоть немного побыть «за кем-то». Это самое первое глобальное изменение, которое произошло со мной в браке.

Быть домохозяйкой в полном смысле этого слова тоже не получалось. Мое агентство работало, предложения поступали, я по-прежнему крутилась и делала разные проекты. Я не очень сильно уставала от дел по дому, так как Георгий с первых дней меня баловал и помогал. Он часто готовил сам. До сих пор его фирменное блюдо (сочный стейк из семги на гриле) является одним из моих любимых блюд. А со временем я нашла помощницу по дому, которая убирала квартиру.  Дольше всего ей приходилось вычищать с ковра шерсть, падающую с нашего лабрадора Юкки. Я спокойно относилась к тому, что через день квартира снова была в шерсти, так как мы полюбили эту собаку. Сын был счастлив от того, что теперь у него есть пес. Малыш часто трепал терпеливого Юкки, лежал с ним в обнимку на полу и с радостью играл с собакой на прогулках.

Я совсем забыла рассказать вам, почему вообще мы с Георгием старшим решили пожениться, и как он сделал мне предложение. Дело в том, что оснований писать романтические строки нет. В жизни моего будущего мужа уже было кольцо с бриллиантом, романтический вечер в ресторане и полет на частном самолете, но не получилось семьи. В моей жизни тоже были «серьезные» отношения, строились планы на « фальшивую свадьбу в Венеции», и тоже ничего хорошего из этого не вышло. Ритуалы и традиции вызывали у нас грустные воспоминания. Георгий переехал ко мне через несколько месяцев после того, как мы объявили себя парой. К тому моменту у нас были свидания. Самым романтичным воспоминаем остается поездка в горный отель на Чимбулаке, где мы наслаждались счастливыми мгновениями наедине. Сотрудники отеля в живописном ущелье близ Алматы почему-то приняли нас за туристов из России: Георгия посчитали инженером, а меня учительницей. Это было забавно. Помню, как мы шли с Георгием в ресторан, недалеко от нашего отеля. От нас исходили такие феромоны любви и счастья, что люди оглядывались и неловко улыбались. Я была безумно и по-настоящему счастлива!

 Официальной же причиной нашей совместной жизни стала необходимость делать мне уколы из-за скосившей меня гнойной ангины весной 2014 года. В больнице врач спросил: «Есть кто-то дома, чтобы делать внутримышечно уколы или положим в больницу?» И пока я думала, где же мне найти медсестру, чтобы не ложиться в больницу, сопровождавший меня бойфренд сказал, что он умеет делать уколы и госпитализировать меня нет необходимости. Он лечил меня, кормил моего сына, а вскоре перевез к нам свою собаку. Через какое-то время, без какой-либо торжественной подготовки, Георгий, одетый в мятую майку, спросонок спросил у своей еще дремавшей девушки с растрепанными волосами: «Я могу подать заявление о регистрации брака онлайн. Давай?»

Я согласилась. Мне больше не хотелось с ним расставаться ни на минуту. Вскоре после регистрации брака я познакомила Георгия старшего с Петровым. Это произошло на тренировке по хоккею, куда Петров заставлял ходить 4-летнего сына, пытаясь привить ему «любовь» к этому виду спорта. Малыш тихо горевал, но не смел перечить Петрову. Ни у меня, ни тем более у маленького сына не хватало смелости остановить эти тренировки, после которых сын приходил в синяках и без настроения.

Бабушка Георгия старшего, я и сын

Помню, когда при встрече с Петровым Георгий протянул ему руку, тот окатил его ледяным брезгливым взглядом, а затем демонстративно отвернулся. Руки Петров не падал. До этого все познания о биологическом отце моего сына Георгий получал из моих хвалебных постов в социальных сетях, поэтому муж оказался в недоумении от такого истеричного поведения. Шел четвертый год после моего ухода из желтого дома на горе. Столько же времени я была одна. Женатого поклонника и редкие свидания считать за серьезные отношения не приходится. Что может означать такое презрение в адрес моего законного мужа? Почему я снова должна оправдываться перед Петровым за то, что его не касается?

 Мое замужество породило массу претензий от биологического отца. Зачем ты связалась с этим парнишкой? На что ты решила развести молодого, посмотри на себя? Я не разрешаю моему сыну быть рядом с чужим мужиком? Что ты нашла в нем? Это лишь малая доля высказываний в адрес моего любимого человека. 

 Совсем скоро начались жуткие истерики сына, который не хотел возвращаться к нам от Петровых. Мальчик, который с радостью общался с Георгием до того, как биологический отец узнал о моем замужестве, начал кричать, что не хочет его видеть и ехать в дом, где мы живем. Нам с Георгием приходилось по несколько часов успокаивать малыша, а что ему говорили в наш адрес остается только догадываться.

При этом мой муж всегда уважительно относился к отцу Георгия. Мы с самого начала решили, что отец у моего сына есть, и муж не претендует на эту роль. Из этого и вытекало то, как сын называл его — Дядя Георгий. При этом фактической заботы, тепла и любви от дяди Георгия было гораздо больше, чем от биологического отца.

Что касается знакомства с родителями Георгия, то оно хотя и было по скайпу (они жили в Канаде), но оставило много хороших впечатлений. Я догадывалась, что такого доброго человека могли воспитать только добрые люди, и это оказалось правдой. Для меня было очень сложным решением назвать мою свекровь мамой, так как я не говорила этого слова более 20 лет, и оно было зарезервировано в моем сердце для моей мамы. Мне было сложно решиться сказать «мама» матери моего мужа, но сердце подсказало, что надо попробовать. К слову, я даже не думала называть маму Петрова никак иначе как по имени-отчеству, так как не чувствовала, что могу назвать этим словом эту женщину, а в адрес мамы Георгия оно звучало гармонично и естественно. Теперь я знала, что где-то на другом континенте есть человек, которую я готова назвать мама Лариса. Мама Таня и мама Лариса — их стало двое для меня. Еще я познакомилась с папой Вадимом – отцом Георгия и его двумя младшими сестрами: Катей и Дашей. Мы с сыном с первой минуты знакомства с родственниками мужа почувствовали себя частью их дружной семьи.  Мой брат тоже хорошо воспринял новость о моем замужестве. Удивился моему выбору из-за разницы в возрасте, но не возражал.

Я знала, что наша молодая семья не вписывалась в стандарты и нормы консервативного общества. Было видно, что мы очень разные. Окружающие шептались, осуждали нас.   Мы все видели, только научились не обращать на это внимание. Это теперь моя семья. Впервые за долгие годы я узнала, что это такое, и решительно намеревалась защитить ее от косых взглядов и издевок биологического отца моего сына. Если бы я только знала тогда, что основным разрушителем этой только что зародившейся любви была моя травма поколений и психологические установки, а не внешние факторы. Я не просто разрушала хрупкое начало моей новой жизни, я спровоцировала цунами, которое усиливали злые силы из моего прошлого.

Аватар

Опубликовано автором:

Анастасия Шестаева (Ивкина)
Занималась PR-проектами и интернет-продвижением авиакомпании Air Astana. В данный момент являюсь независимым консультантом по кризисным коммуникациям и SMM-стратегии. Организатор первых официальных слетов Almaty Spotting Club. Идейный вдохновитель и автор нескольких репортажей на Voxpopuli.kz.

Похожие статьи:

Наверх