Глава 36. Возрождённая

Мой папа хотел назвать меня в честь своей бабушки, донской казачки Екатерины Алферовой. Мама предложила имя Анастасия. Поговорив, они решили, что мамин вариант мне больше подходит, и с первых минут моей жизни меня называли Настенька.  Однако при оформлении моего свидетельства о рождении папа почему-то вписал свою версию, и по документам я стала Катей. Мама не стала принимать эту самодеятельность и настояла, чтобы мой отец вернулся в алматинский ЗАГС (там оформляли документы на новорожденных в Казахской ССР в 1983 году) и попросил их исправить Катю на Настю.

Я недавно прочитала, что имя Екатерина произошло от древнегреческого «экатерини», что в переводе означает «вечно чистая и непорочная». А вот Анастасия в переводе с того же греческого означает «возвращенная к жизни». Как-будто мама предвидела, что не будет моя жизнь чистой и непорочной, а преподнесет мне столько уроков, что я научусь возрождаться и восставать из пепла.

Когда любящие родители смотрят на своего новорожденного младенца, они всем сердцем желают ему быть счастливым, прожить хорошую жизнь, стать лучшей версией их самих. Мои родители имели недостатки, но всегда желали мне добра. Я в этом уверена. Никто из них не хотел, чтобы я оправдывала свое имя, чудом возродившись из руин. Мама и папа не хотели, чтобы я носила за собой до 36 лет, доставшиеся мне по наследству раны и психологические травмы прошлых поколений. Однако подарив мне звучное имя с намеком на неминуемое возрождение, они, наверное, помогли мне.

Сейчас мне 37 лет. Я живу в Тбилиси и нахожусь под международной защитой Грузии. Мое имя здесь любят и часто называют им маленьких девочек-грузинок. Я получила четкую инструкцию о том, как немедленно оформить запретный (ограничительный) ордер на того, кто чуть не превратил мою жизнь и судьбу моего ребенка в руины. У меня есть муж и 11-летний сын. Оба Георгии. Победоносцы по жизни. Наши недавние приключения в Армении, Иране и Турции мы вспоминаем редко и очень довольны собой, что смогли выбраться. Будь я Екатериной, возможно, жила бы мирной и счастливой жизнью, оставаясь человеком с кристально чистой репутацией и блестящей карьерой, но я та самая возрождённая Анастасия. Зачем-то мне на роду было написано стать добычей хищника, сражаться за своего малыша, бежать из родного дома, скрываться, пробираться сквозь границы, насыпи, заминированные территории, искать убежище на чужбине. Могла ли моя мама предположить, что ее Настенька познает столько «ненастья» в жизни? Моя мама хотела, чтобы наши с братом мечты сбылись, и мы стали счастливыми людьми. В заключительной главе моей книги я могу сказать, что это произошло. Только мы с братом немного поменялись местами. Андрей живет на берегу океана в американском Сан-Диего, рядом со своей прекрасной семьей. А я люблю вставать рано утром и ездить на нашей клевой спортивной тачке встречать рассветы, любуясь красотами моей замечательной Грузии.

В этих поездках я обожаю ненадолго побыть одна. Я знаю, что дома меня ждет моя семья, они любят меня, но разгоняясь по полупустому скоростному хайвею, я чувствую свободу. Это мой выбор. С недавних пор я научилась проводить время наедине с собой. У меня получилось полюбить себя. Взглянуть на себя глазами полными принятия и любви, а не ненависти и жалости. Сейчас мой обычный день ничем не отличается от жизни нормальных законопослушных людей на земле. Я могу проснуться в шесть утра, пока муж и сын спят, и поехать по еще сонному Тбилиси в сторону Мцхеты, где, сидя в тишине, смотреть на стены древнего монастыря Джвари и на первые лучи солнца. Иногда я молюсь и благодарю Бога за то, что все хорошо. Я успеваю вернуться домой к восьми и разбудить сына в школу:

— Гио, доброе утро! Просыпайся, мамина сладкая радость! Солнышко, вставай! Сегодня будет хороший день!

— Мам, отстань. Че ты «сюси-пуси» свои развела?… — и, медленно шлепая босыми ногами по теплому полу, бредет в туалет.

Он почти подросток. Чаще всего я стараюсь не перегибать с сюсюканьем. Но я догадываюсь, что в глубине души он по-прежнему любит мамины «нежности» и впитывает мою любовь. Каждый вечер сын говорит:

— Мама, ты меня накроешь?

Этой фразой сын маскирует наши с ним обнимашки перед сном, когда я обязательно целую его в лоб, глажу его мягкие кудряшки и говорю, что люблю. Он взрослый для друзей в школе, для отца, для друзей во дворе, но перед сном, на мгновенье, он становится маленьким мальчиком. Гио принимает наличие мамы, как данность, а я все еще помню, как отвоевала свое материнство и счастливое детство ребенка в неравном бою.

Обычно мы вместе с сыном завтракаем и болтаем. Я слежу, чтобы он был опрятен, помогаю собрать форму на футбол или на плаванье, но мне не нужно провожать его до школы. Гио растет самостоятельным парнем. Я уже давно не боюсь, что его кто-то утащит. Страхи жили во мне долгие годы, мешали, губили меня, но вместе с психологом мы избавились от них. К тому же я живу в безопасной стране, которая сейчас нас защищает, как никогда раньше.

Еще пару лет назад, до начала лечения созависимости, я не хотела, чтобы наступало утро. Но признав мою болезнь и посвятив ее лечению достаточно много времени и сил, я научилась даже в пасмурное хмурое утро находить что-то хорошее. Я включаю записанную на youtube речь девушки, которая называется «аффирмации о любви к себе», слушаю ее между делом, пока готовлю кофе. Еще год назад ее речь меня неимоверно бесила:

— Я люблю свое тело. Мое тело любит быть здоровым. В моей крови есть жизненная сила. Мои ноги постоянно танцуют. Я люблю каждую клеточку своего тела и т д.

Речь девушки очень меланхоличная. Раньше она ввергала меня в ярость, как и ее слова. Я считала ее мямлей. Но спустя год ежедневных прослушиваний я ее приняла и поверила в ее утверждения. Я перестала быть категоричной и научилась принимать этот мир, каким бы разным он не был.

Со временем тело полюбилось. Я собрала воедино душу, тело и разум. Жизнь стала приносить радость. Мечты начали сбываться. Никогда бы не поверила в то, что подобное поможет переписать мои собственные внутренние установки, где я себя не принимала, не любила и считала, что ничего хорошего в жизни я не заслуживаю.

Еще эта речь на заре нашей с ней «дружбы» говорила что-то о балансе между работой и отдыхом. Поначалу это было смешно. С работой и самореализацией мне совсем не везло, начиная со дня нашего побега. Вскоре после нашего возвращения из армяно-ирано-турецкого приключения я снова начала работать администратором в гостинице, но через полгода случился короновирус: карантин, локдауны и изоляция. Я начала писать эту книгу и другой работы в карантинном Тбилиси даже не мечтала найти. Однако слушая речь про то, что я самодостаточная и делаю ту работу, которая приносит мне удовольствие, всеми силами верила, что однажды так и будет. Неожиданно, в самый пик карантина, в апреле 2020 года, меня пригласили работать в международную организацию, которая помогает беженцам в Грузии. Попросив убежище еще осенью 2019 года, я узнала о существовании подобной организации и стала в ней волонтером. 6 или 7 месяцев я периодически помогала им, а в карантине получила job offer (предложение о работе) с хорошими условиями, достойной зарплатой и прекрасным коллективом.

Я знала, что эта организация делает проекты для Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR), и теперь я часть их команды. Мои навыки очень помогают мне в работе. Моя карьера, так же, как и я сама, потихоньку возродилась. Опыт с уборками отелей, приготовлением и продажей кофе, бронированием номеров и заселением гостей в отеле в Грузии не прошел впустую. Я стала понимать грузинскую речь, говорить на этом красивом языке, обрела друзей и научилась варить вкусный кофе. Сейчас мне очень нравится моя нынешняя работа. Спустя годы скитаний я наконец-то на своем месте. Я люблю взаимодействовать с людьми, помогать. Я не понаслышке знаю, что чувствуют люди, потерявшие все: дом, близких, друзей, работу. Я отвечаю на звонки и сообщения русскоязычных беженцев в Грузии и стараюсь делать все, что в моих силах, чтобы их новая жизнь стала лучше.

Иногда я по-прежнему хожу на прием к моему психотерапевту Нино, так как бывают откаты в моем внутреннем состоянии. Бывает мы ссоримся с сыном и мужем, только теперь мы умеем говорить о проблемах и наших чувствах без наездов и претензий. В целом, мое лечение созависимости закончилось. Возможно, мне стоило уделить в этой книге больше внимания тому, как меня лечили, но дело в том, что подход к каждому человеку индивидуален. То, что помогло мне, может не подойти вам. Главное, что я хочу донести до каждого читателя – вам надо захотеть жить лучше, а потом найти свою Нино. Никто из нас не будет сам пломбировать себе больной зуб, никто из нас не может сам добраться до скрытой где-то глубоко внутри душевной боли. Опытный хороший и подходящий именно вам специалист с профильным медицинским образованием подскажет с чего начать ваш индивидуальный путь к возрождению. Дальше все будет зависеть от вас. И если мне помогли беседы с Нино, написание писем родителям и тирану, прослушивание новых позитивных установок, чтение книг о психологии, разговор с моим внутренним ребёнком, создание этой рукописи, формирование опоры, массаж и походы в баню, то вам может помочь совсем другое. Одно я знаю точно, жить со здоровыми установками легче, веселей, интересней. Начните! Попробуйте!

За год я смогла полюбить себя и вдруг, резко неожиданно меня осенило, что и моего любимого мужа Георгия я тоже могу любить по-настоящему. Мне хочется ходить с ним на свидания, и мы делаем это. Мне хочется говорить ему приятные вещи, слушать его, делиться своими чувствами, быть настоящей, обнимать его, улыбаться, глядя ему в глаза. Я верю в него. Я обрела возможность любить человека, не удушливо и липко, а искренне и с доверием. Наши отношения — возродились. Со стороны бывает сложно узнать в нас пару, прожившую много лет вместе. Мое исцеление и его работа над собой дали нам шанс еще раз узнать друг друга, но теперь без тотального пожирания границ и с какими-то другими волшебными чувствами. Ближе к совершеннолетию Гио мы планируем уехать вдвоем в кругосветное путешествие, а потом родить еще одного малыша. Деньги на путешествие мы начали копить сейчас, а еще думаем над именем нашего будущего ребенка. 

Ну а прямо сейчас мы являемся любящими родителями классного парня. Иногда мы называем его Георгий Георгиевич. Он очень смышлёный, добрый, умный, активный и психологически здоровый малый. Иногда он хулиганит, но мы мирно принимаем его неидеальность, так как сами далеки от идеалов. Сын говорит по-русски с грузинским акцентом. Звучит очень забавно! Люди, не знающие нашу историю, могут подумать, что у нас все плохо с фантазией, раз мы назвали сына в честь отца. Однако вы теперь знаете, что жизнь нам нафантазировала на целую книгу.

В будние дни я занимаюсь работой (чаще всего удаленно из-за пандемии), этой рукописью или изучением грузинского языка. Ближе к шести вечера я обычно закрываю экран ноутбука, готовлю или заказываю еду, накрываю на стол и зову моих мальчиков ужинать. Мы болтаем, планируем выходные, встречи с друзьями или следующие автопутешествия, а еще слушаем рассказы сына о школе.

 В районе возьми вечера по Тбилиси, что является 8-ю утра по времени Сан-Диего звонит мой брат, который направляется на работу в это время. Андрей показывает нам океан, город, делиться новостями о себе и своей семье, спрашивает и внимательно слушает как у нас дела. Он очень редко проявляет эмоции, но я знаю, что он рад за нас и всегда поможет нам в трудную минуту. Я вижу, что ему непросто устраивать свой быт на новом месте, но он молодец, делает успехи и выглядит по-настоящему счастливым. Я надеюсь, мы скоро увидимся с ним, я очень мечтаю об этом.

В заключительных строках моей книги, хочется сказать: я не знаю, что ждет меня завтра. Хотя нет, знаю. Завтра я проснусь утром. В окно нашей светлой уютной гостиной будет светить весеннее тбилисское солнце. В моем доме будут сладко сопеть мои любимые Георгии. У меня будет 20 минут, перед тем как разбудить сына в школу, чтобы сделать кофе и послушать знакомую до боли запись:

— Я счастливая женщина. Я привлекаю в свою жизнь только любовь, благополучие и радость.

И если я в это верю, то так оно и будет. Восставшие из пепла однажды, выберутся из него еще раз. Только я надеюсь, что снова возрождаться мне не понадобится.

Аватар

Опубликовано автором:

Анастасия Шестаева (Ивкина)
Занималась PR-проектами и интернет-продвижением авиакомпании Air Astana. В данный момент являюсь независимым консультантом по кризисным коммуникациям и SMM-стратегии. Организатор первых официальных слетов Almaty Spotting Club. Идейный вдохновитель и автор нескольких репортажей на Voxpopuli.kz.

Похожие статьи:

Наверх