Глава 6. Декретные будни в PR-департаменте

Спустя несколько месяцев работы в офисе мне доверили первый серьезный проект. Это был пресс-тур для индийских журналистов. Из Дели должны были прилететь около десяти журналистов. Цель этого приезда заключалась в том, чтобы индийские авторы написали статьи или сняли сюжеты о направлении Алматы-Дели, тем самым увеличили узнаваемость маршрута и Казахстана в целом. Я забронировала для гостей отель, составила программу, оформила билеты на самолет. Уже по прилету журналисты дали понять, что являются высшей кастой в своей стране и намерены сохранить свой статус в общении с нами. Например, они настоятельно убедили меня идти пешком на гору Кок-Тюбе в Алматы и даже нести их штатив. При этом ребята видели мои шесть или семь месяцев беременности. Почему-то я не осмелилась сказать, что поеду на машине, так как подъем в гору утомителен для меня . Мне было очень плохо, но я молчала и выносливо заботилась о моих подопечных, которых мне доверила авиакомпания.

Еще одним знаковым событием моей беременности стал полет в Англию для прохождения базового курса по кризисным коммуникациям. Это было в октябре, за три месяца до родов. Петров утверждал, что теперь то я точно рожу кого-то больного и лететь нельзя. Но мой врач мне разрешила и я знала, что это обучение будет гарантией моего официального перехода в PR-департамент.

Лондон встретил меня чашкой кофе, около фонтана влюбленных на Площади Пикадилли. Я простояла около этого фонтана часа четыре в ожидании коллеги. Она уже была в Лондоне у сестры, и мы должны были вместе уехать в другой английский город на обучение. Девушка решительно наплевала на то, что я в положении, после перелета, и не могу стоять на холоде несколько часов. Она опаздывала, а я опять не решилась позаботится о себе и уехать без нее. Раньше такое часто со мной случалось. Я не заботилась о себе, а выполняла прихоти других. Во мне не было самодостаточности и уважения к себе. В тот момент я терпела ее выходку, хотя могла бы подумать о себе и ребенке. Только с годами я научилась быть бережной к себе. А в октябре 2009 в центре Лондона я покорно ждала.

В тот день мимо меня пронеслись тысячи влюбленных пар, роскошных машин, английских бизнесменов в костюмах. После того как коллега все же надумала приехать к оговоренному месту, мы отправились на поезде в другой город. Он назывался Фарнборо. Мы жили в уютном семейном отеле, где на ужин подавали чудесную индейку и пудинг. Отель был маленьким, но запомнился мне своей незабываемой атмосферой. В последующие дни, после тренинга, я гуляла по магазинам и покупала моему малышу красивые боди и чепчики. По итогам командировки я прошла этот курс по кризисным коммуникациям. Осенью 2009 года я стала одним из немногих сертифицированных специалистов по кризисам в Казахстане.

Мои близкие друзья и брат с женой (слева на право): Руслан, Сандугаш, Гульжан с сыновьями, Алия, Марианна, Аня и Андрей.

Последнее, что я запомнила из рабочих будней моей беременности – это первое в жизни выступление на профессиональной конференции. Я еще очень плохо разбиралась в вопросах социальной ответственности компании, но выступать от нашего департамента было некому. Милое существо с круглым животиком, белыми кудряшками рассказывало, как мы организовали ярмарку для сотрудников компании. Фактически я была логистом этого проекта. Суть заключалась в следующем: мы кинули клич среди сотрудников о том, что во дворе офиса будут стоять палатки, и каждая из них будет представлять одну из стран, куда летает наша авиакомпания. Все могут принести что-то, привезенное из этих стран, и продать по символической цене. Деньги, собранные на ярмарке, мы передадали в благотворительный фонд. Помню, мне доверили покупку палаток, дизайн и печать символики разных стран, подбор угощения и поиск костюмов ведущих. Цель, ключевые сообщения, коммуникативные каналы я особо не понимала. Было мало опыта в профессии. А вот всю логистику организовала идеально. Праздник был веселым и оказался полезен людям. Мы собрали около миллиона тенге для благотворительного фонда. Обо все этом я рассказала перед уже опытными маркетологами и пиар-специалистами. Меня не мучали вопросами, не пытались поймать на том, что я плохо понимаю цель таких проектов. Возможно, меня спас мой животик, и специалисты не хотели доводить до слез милую беременную девушку. В этом у пиарщиков есть нечто общее с дорожными полицейскими Казахстана. Последние тоже никогда не штрафуют беременных. 😊

Презентация при посольстве Малайзии в Казахстане

Меня очень поддержали организаторы этой конференции Светлана Крутских и Паша Крутских. В последствии мы стали друзьями. Несколько лет спустя я набралась опыта, не была беременна (не было скидок на это) и могла отвечать на самые каверзные и сложные вопросы. Я разобралась с тем, что такое цель проекта. Вскоре я поняла, что это самое главное в коммуникациях. Кстати, именно Светлана Крутских объяснила мне это на пальцах. Целями же моего девятого месяца беременности стали три пункта: сбор документов для получения пособия на ребенка, поиски хорошей акушерки и покупка всего необходимого для родов.

С поиском акушерки я справилась благодаря чтению «мамских» форумов. Там я поняла, что именно акушерка будет тем человеком, который пройдет со мной в период родов самый сложный этап. Именно ее я должна слушать, как капитана на самолете, которому никто не может перечить. Чтобы доверять и слушать все указания акушерки я должна была ей безоговорочно доверять и знать, что она опытный специалист. Я нашла такую. Мне помогли отзывы других мам и врач, которая вела мою беременность. На мой взгляд она действительно оказалась душевной и профессиональной акушеркой города Алматы. Ее звали Полина Ивановна. А о моем враче-гинекологе Кравцовой Татьяне Геннадьевне я хочу рассказать отдельно. Я ходила на плановые осмотры и анализы по беременности раз в месяц. Я любила эти посещения. Врач дарила мне спокойствие, в ее взгляде было столько уверенности и доброты. Я выходила от нее счастливая и знала, что все со мной и ребенком хорошо.

Что касается прописки и сборов документов по получению пособий, то тут пришлось немного извернуться. У меня была временная прописка, когда я поступала в авиакомпанию. Ее я сделала через знакомых. Так многое работало в Казахстане. У меня не было своего жилья, не было родителей, поэтому все эти схемы с нелегальными прописками, для тех, кто хотел работать, не обошли меня стороной. За время полетов я делала достаточно отчислений, чтобы получить материальное пособие по родам в размере около семи тысяч долларов. Я должна была сделать все необходимые документы и обязательно получить их, чтобы иметь возможность в декрете обеспечивать себя и ребенка. Я восстановила липовую прописку, но этот процесс оказался сложней, чем я ожидала. Посредница, которая занималась такими услугами, трепала мне нервы тем, что заставляла приносить справки о прошлой прописке. Мне приходилось еле-еле ползти с огромным животом сквозь ледяные наросты вместо тротуаров Алматы в отдел по выдачи справок несколько раз. Там я стояла в очереди, и там же я подхватила грипп, прямо перед родами. Я злилась на эту женщину за ее бестолковые задания мне и в итоге выяснила, что прописку она так и не сделала. Помню, я орала на нее посреди зимней улицы, будучи на девятом месяце, умирая от высокой температуры и головной боли. Мне хотелось плакать от того, что все это свалилось на мои плечи и нет поддержки.

Ближе к концу декабря все для моих родов было готово. Я создала домашний уют и идеальный порядок в нашей с братом съемной квартире в Тастаке. Моя подруга Нурхан отдала мне манеж и красивый детский коврик. Кто-то дал розовую ванночку для купания ребенка. К купленным в Лондоне качественным детским вещичкам я докупила немного пеленок и ползунков попроще. На мамском форуме я вычитала, что отличным гипоаллергенным одеяльцем для ребенка может служить качественное банное полотенце из бамбука. Я купила пушистое и мягкое бамбуковое полотенце оливкового цвета. Зачем-то я рассказала об этом Петрову. Помню, что я услышала от него: — «Не позорься и не закутывай ребенка в полотенце. Ты действительно нищая?».

Ни одной вещи для ребенка он не купил к моменту родов. Не помогал с оплатой анализов, и, давайте будем честными, НИ РАЗУ за все 9 месяцев беременности не проявил заботу обо мне.

Грипп, подхваченный в момент оформления документов, я пережила без осложнений. На работе мне разрешили находиться до 20 декабря. Мой руководитель Белла пошла навстречу и дала доработать почти до родов, чтобы я получила зарплату и отпускные сразу. Мне уже не поручали бегать с журналистами или закупать оборудование для проектов. До моих родов оставалось меньше двух недель. И каждый день я умирала от нетерпения увидеть моего мальчика. Я часто разговаривала с ним, поглаживая живот: «Моя радость. Мой ребенок. Мой мальчик. Я очень жду встречи с тобой», — говорила я пинающему меня в бок живота трехкилограммовому младенцу, запивая страшную изжогу коктейлем из воды, лимонного сока и щепотки пищевой соды по ночам в одиночестве.

Аватар

Опубликовано автором:

Анастасия Шестаева (Ивкина)
Занималась PR-проектами и интернет-продвижением авиакомпании Air Astana. В данный момент являюсь независимым консультантом по кризисным коммуникациям и SMM-стратегии. Организатор первых официальных слетов Almaty Spotting Club. Идейный вдохновитель и автор нескольких репортажей на Voxpopuli.kz.

Похожие статьи:

Наверх